Поиск
  • Ростислав Иконников

Первый турпоход или как мы крепили обороноспособность СССР

Пост обновлен февр. 25

В период моей учебы в институте, существовал и активно развивался у нас студенческий турклуб с совершенно безбашенным бессменным председателем клуба. Звали его Игорь, и был он родом с Мелитополя. Куда он только не водил народ по просторам СССР! Я с этим удивительным человеком познакомился в институте после моего дембеля в мае 1987г. Он тогда сразу почувствовал во мне родственную душу с авантюристским уклоном. По имени его почти никто не звал, бывают такие персонажи, которых никто не знает как зовут, но фамилию знали и бичи окрестные, и профессура. Фамилия у председателя была звучная, точно из театрального анекдота, Волобуев, и был он мелким, жилистым, реактивным, очень говорливым и, кроме всего прочего мастером спорта по планеризму. Он, собственно говоря, и развил во мне это желание поиска приключений на свою пятую точку. И он же привил правила техники безопасности и ощущения, когда надо тормозить четырьмя лапами и валить с локации с максимальной скоростью.


С ним у меня связана совершенно фантастическая история которую я просто обязан хоть кому-то наконец рассказать, потому как мы молчали про это приключение много лет.


Первый поход


Волобуев перехватил меня при выходе из деканата моего факультета, куда я совершенно ошалевший от долгожданной свободы после дембеля пришел оформлять восстановление. Перехватил, заболтал, рассказал о своей службе в спецназе на Дальнем Востоке, о перспективах общения с прекрасным полом в походах, и через двадцать минут этой незабываемой феерии я подписался на свой первый велопоход на выходные по Подмосковью. Чтоб вы понимали, дембель у меня состоялся три дня назад, я еще даже не начал это дело отмечать с друзьями. И вдруг идем в поход, труба зовет! Игорь обещал, что с целью приведения в надлежащее состояние дембеля, т.е. меня, он в поход возьмет пару надежных гарных дивчин из второкурсниц. Велосипед у меня был, “Турист”, хороший такой, прочный советский велик. Всего остального необходимого для похода не было.


— Я отлично понимаю, что если я просто так отпущу тебя готовиться к походу, то в следующий раз мы увидимся в лучшем случае в сентябре, — и с этими словами сразу повел меня к себе на склад. Склад — это комната в двадцать квадратов, три длинных стеллажа и куча разнообразного туристического добра на них , в основном индивидуального производства.


— Палатки у нас будут, вот тебе рюкзак правильный, мой бывший, сам шил, спальник могу дать большой на две персоны, будет где дивчину греть ночью, еще возьми коврик, топор, посуду ну и т.п. на что глаз ляжет, и что утащить сможешь. Не забудь расписаться в накладной, что взял со склада. Порядок прежде всего! Вот еще раскладка по продуктам на два дня, твоя доля в закупках. Возьми что-то сладкое, шоколада приличного и конфет девчонкам. Да, и главное! Резину предохранительную не забудь прикупить сам в аптеке, не надо нам походных неожиданностей, да и вообще, по моему опыту, отсутствие заботы о таких важных мелочах это прямой способ потерять боевого товарища. Все, иди готовиться, выезд через два дня, вечером в пятницу в 16-00 встречаемся в полной боевой на платформе. Маршрут от Ш. до Е. , две ночевки в палатках. Маршрут простой, я его знаю. Группа четыре человека: ты, я и две девушки.


Два дня пролетели, как в тумане. Основные мысли в голове по кругу с вариациями “я дембель,свобода, о мороженко, дайте мне два стаканчика, а это я тоже хочу сожрать, а вот это выпить, какие интересные формы у этих стаканчиков мороженого, а если вишенку на них сверху положить? О, привет Наташка, нет в субботу я не могу к тебе прийти, и в воскресенье тоже. Бабы, скоро будут бабы!”


В пятницу я приехал в точку сбора раньше всех. У меня разве что пар из ушей не валил, настолько я был на взводе от грядущих событий.


К назначенному времени появился Волобуев и с ним ДВА ПАРНЯ!!!! Игорь подошел немного с виноватым видом и сказал:


— Звыняйте пан, но с дивчинами на этот раз случился пролет. Но удалось взять вот эту пару первокурсников, ребята сильные, можем на них перегрузить часть снаряги. Знакомься: Дима и Максим. Кстати, Дмитрий с твоего факультета.


Я сказал бы, так себе утешение. Облом был эпохальный, если у меня была бы возможность подумать немного, я конечно послал бы эту гоп-туркомпанию по известному адресу, забил бы на поход и поехал бы в гости к Наташке с подготовленной резиной, шоколадками и конфетами, но, почти сразу после слов Игоря началась суета на платформе, подошла электричка и мы загрузились в тамбур с велосипедами и рюкзаками. Как потом оказалось, все что НЕ делается, все к лучшему. Даже не знаю как бы мы все разруливали, будь с нами в этом походе не эти парни, а девушки.


Где-то в болотах Подмосковья


Два часа в электричке и веселый дорожный треп примирили меня с действительностью, к точке высадки мы подъехали уже неплохо сложившейся командой.


— Жаль конечно, что электричка до Ш.,— сказал Игорь. — Нам бы в самый раз еще пару остановок проехать, но и так неплохо. По коням хлопцы.


С этими словами он сел на велик и мы двинулись в путь наматывать километры по проселочным дорогам. Погода сказочная, солнышко не жаркое, легкая облачность, чистый воздух, дурные мысли быстро покидают голову и если б не реактивные слепни и комары, которые вдруг решили сопровождать нашу группу, можно было бы сказать, что жизнь прекрасна! Примерно через час пути небо начала закрывать огромная грозовая туча, темнеть стало на глазах, мы резко почувствовали себя въезжающими в сердце локального Армагеддона. И вскоре первые тяжелые капли дождя ударили по пыльным обочинам. От последнего поселка мы уже отъехали прилично, по бокам дороги шел хвойный лес, укрыться негде.


— Так мужики, резко начинаем искать крышу, а то нам сейчас будет очень весело.

Но хляби небесные внезапно раскрылись полностью, не оставив нам времени на поиски крыши поприличнее. Вмиг я промок до последней нитки и уже особенно не переживая за свою сохранность, минут через пять этого заплыва мы забились под крышу автобусной остановки. Тьма опустилась на ненавидимый прокуратором город… Ну да, о чем это я. На какую-то подмосковную дорогу конечно.


Дождь пошел стеной. Все блин, приехали. Я заскучал, в такую погоду ставить лагерь в лесу для ночевки и разжигать костер чтоб согреть пищу, ну очень неуютно. Игорь сказал,что в крайнем случае если дождь не прекратится в ближайшее время, закроем тентом остановку, будем становиться на ночевку здесь.


— Извините пожалуйста, — раздался голос из темного угла остановки. — А нет ли у вас сигарет?


Дима достал фонарик, посветил в угол, там с удивлением я увидел сидящих на лавочке двух солдат стройбата, один мелкий, второй покрупнее. Ага, все в порядке, наши в городе, а я в своей стихии.


Я достал из рюкзака собранный заранее НЗ пакет. Отправляясь в поход я положил в рюкзак по привычке пару таких пакетов и солдатскую фляжку с универсальной валютой — кристалловской водкой, на всякий случай. Хотя я и не курил, но армейская привычка держать в запасе пакет с пачкой сигарет, запасом чая и конфетами уже неоднократно выручала меня совершенно в разных служебных командировках.


— Держите ребята, —передал я им одну сборку, — вам точно это нужнее, чем нам.

Пока рядовые потрошили пакет, я быстро и привычно перемотал портянки на сапогах, чем удвоил законный интерес к себе.

Слово за слово, мы разговорились со служивыми. Я подтвердил им догадку, что дембель неизбежен, как победа коммунизма, что мы с друзьями поехали в поход отмечать это событие, но тут такая непруха с погодой началась. Потом посочувствовал их службе в этой комариной вотчине, без возможности скататься на увольнение в Москву. В разговоре мы сошлись на мнении, что конечно в Москве точно остались красивые понятливые девушки, и что их таки там много, на всех хватит, потом поговорили о погоде и я спросил:


— Парни, а нет ли здесь какого-нибудь сарая со стенками и крышей, чтоб нам переночевать, согреться и немного обсохнуть, а то ну совсем не в кайф нам палатку ставить на автобусной остановке?

Глядя на тропический ливень и ветер, ласково сгибающий почти пополам окрестные деревья, мысль о том, что наш лагерь можно развернуть в лесу, вызвала у меня шок и трепет.


Ребята переглянулись и крупный сказал:

— Есть тут недалеко, так сказать сарайчик, но у нас в 6 утра проверка, придет прапор наш, поэтому в 5-30 вас там не должно быть.

— Замечательно! Конечно мы отчалим в 5, как скажете.


Ливень немного уменьшился, но темень вокруг была кромешная. Освещался лес только периодическими вспышками молний.

— Тогда за нами.

С эти словами мы с солдатами двинулись по еле заметной раскисшей дороге вглубь леса. Прошли от остановки в полной темноте примерно полкилометра. Вдоль дороги по бокам периодически выкопаны длинные канавы. “Ну точно окопы, а мы как диверсанты, захватившие языка и пробирающиеся под прикрытием темноты на вражескую военную базу”, - помнится подумал с нервным смешком я.


Вдруг прямо над нами молния и гром одновременно: БАБАХ! Я аж присел от неожиданности, чуть не прыгнул в этот окоп, так был уверен, что мы таки напоролись на засаду. При засветке внезапно вижу поросший травой и молодыми деревьями холм, вдруг в нем открывается щель, оттуда льется “райский” белый свет и через узкий проход в железобетонной стене длиной примерно метра два наша группа с велосипедами входит в отлично освещенные внутренние помещения свежепостроенного бетонного бункера.


Вглубь бункера уходил длинный широкий светлый коридор. На полу комнаты лежали картонки из-под ламп дневного света, рядом стояли банки с краской, но в целом там было абсолютно тихо, чисто и сухо. Половина счастья у нас уже есть.


Бункер


Мы смотрели на наших спасителей в полном офигевании.


— Ни хрена себе! Это что за сарайчик такой, парни? — спросил Игорь у солдат.

— Строим новый бункер для ПВОшников, месяца через два уже сдача объекта. Этап отделки, стены красим, электрику подключаем, вентиляцию, отопление. Дальше по коридору 6 капониров, в начале коридора аккуратно, там большая лифтовая шахта, для крупного оборудования, опускаем большие ящики вниз краном. Если дальше по комплексу пройти там шахты под ракеты. Пульты вон в ящиках стоят. Мы на 3-м этаже сейчас, еще два этажа вниз, один наверх. Внизу трансформаторы, дизель здоровый для автономного питания, система управления канализацией, вентиляцией и отоплением. Наверху зал управления комплексом.


Мы прониклись серьезностью места и момента. Немного помолчали, рассматривая высокие бетонные стены.

— Ребята, проходите в глубь комплекса, — сказал солдат.

— У нас там комната есть, где мы ночуем иногда. Велосипеды можно расположить здесь, у стенки, чтоб не оставлять следов в коридорах.


Вместе с рядовыми мы прошли по коридору внутрь бункера. В коридор выходило множество небольших пустых помещений, без дверей и мебели, скорее всего под будущее размещение аппаратуры. Наконец мы добрались до большой, метров на 60 комнаты с дверью. Осмотрелся. Вешалка на стене, несколько стульев, стол. На вешалке десяток солдатских стройбатовских бушлатов. На другой стене армейские плакаты что-то типа “Ударным трудом укреплять обороноспособность СССР!” “Воин-строитель, изучай матчасть!”


— Мы когда спать здесь остаемся, картонки от ящиков раскладываем, на них бушлаты. Ими же и укрываемся. Хорошо здесь, правда?


— Да уж, по сравнению с тем, что там снаружи, здесь просто курорт! Только от этих стен бетонных холодно очень. А мы все после купания, надо срочно греться.

— Ну да, можно в бушлатах греться.


При слове “греться” Игорь предложил народу, что пора бы снять с себя мокрые вещи, отжать их и развесить на стульях, чтоб подсушить. Мы переоделись в сухое белье.


— Теперь можно и подумать об организации процесса кормления личного состава подразделения,— сказал наш предводитель.


При слове “кормить”, резко захотелось чаю. Дима достал из рюкзака банку тушенки, Макс огурцы с помидорами, я конечно запасенные шоколадки и заветную фляжку с водкой. Игорь добавил вишневую наливку из командирских запасов, кружки у всех были свои. Организовав приличный стол, разлили по первой.


— Ну, за встречу!


Через короткое время мы все перезнакомились. Я сейчас уже не помню как звали рядовых, но это и не важно, буду продолжать называть их Мелкий и Крупный. Так они и остались у меня в памяти. Солдаты оказались односельчанами из горного молдавского села. В армию попали случайно.


— Мы одноклассники, как 17 лет исполнилось, нам родители запретили вниз спускаться днем, чтоб на глаза военкому не попадаться,— рассказывал Крупный.

— Так в селе безвылазно и жили несколько лет. Про облавы, которые менты и военные с вертолетами устраивали на призывников из сел, наш председатель знал заранее, на это время отправлял нас в горы на месяц-другой скот пасти. Спали и ели у костра. В тот день Мелкому исполнилось 21, мы пили за это дело двое суток, а когда утром самогонка кончилась и мы решили вдвоем на мопеде сгонять вниз в магазин за водкой. Заходим в сельпо, а там наш Военком с начальником отдела милиции стоят в очереди. Они нам, “О, привет, мы вас уже заждались!” Домой мы в этот день так и не вернулись, родителям весточку отправили уже с пересылки. Мопед им потом начальник отдела милиции привез.


Потом мы мерялись силой, потом кто больше отожмется. Здесь бывший спецназовец Волобуев всех уделал с большим отрывом. К тому времени, когда фляжка опустела, а закуска на столе изрядно уполовинилась, нам было вполне комфортно и настолько тепло от выпитой водки и физических упражнений, что мы пошли с солдатами на экскурсию по объекту в форме одежды №1: в сапогах, трусах, с голым торсом и без бушлатов.


— А здесь будет стоять одна из машин с ракетной установкой…

Мы вошли в огромный полутемный ангар с большими металлическими плотно закрытыми воротами. Открывались они гидравликой. Пол, стены и потолок ангара были покрыты листами стали с рубчиками. Полностью железный капонир, изолированный от всяческих наводок.


— Да уж, здесь спокойно можно развести нормальный пионерский костер, ничего не сгорит, потому как гореть здесь нечему! Пока. Гы-гы..

— А давайте и правда здесь костер соорудим, погреемся и шмотки наши высохнут гораздо быстрее, — сказал Мелкий.

— Ик… Какая замечательная идея! — подхватил Крупный.


Сказано — сделано. Мы особо не раздумывая быстро принесли десяток досок, оторвав их от ящиков с пультами управления, пустые картонные коробки, потом несколько стульев, развесили на них мокрые вещи. Солдаты умело развели "пионерский" костер в шагах 15 от входа в ангар, мы на него немного посмотрели, порадовались делу рук своих, поправили одежду, чтоб она случайно не свалилась в огонь, немного погрелись и оставив костер гореть и сушить вещи, пошли доедать ужин.


Счастливчики


Поели, убрали со стола. Поговорили за жизнь… Разговоры постепенно затихают, поздно уже, на часах полночь, все устали, первый походный вечер был весьма напряженный. Пора начинать потихоньку готовиться ко сну. Солдаты разложили коробки на полу, расстелили бушлаты. Мы достали из рюкзаков спальники. Потом кто-то из нас вспомнил про одежду. Макс отодрал еще одну доску от ящика с пультом управления, сломал ее пополам и со словами “костер уже скорее всего прогорел, надо бы добавить досок в него, а то одежда до утра не высохнет”, пошел в сторону капонира. Вернулся уже секунд через 20 с воплями «Мужики! Писец!»


Мы рванули в капонир. В капонире был тот самый ПИСЕЦ в полный рост. Костер еще не сильно прогорел, но дыму от костра в герметичном подземном помещении базы без притока свежего воздуха деваться было решительно некуда, поэтому он многослойно расползался по капониру, начиная с купола и потихоньку заполняя объем. А через открытые вентиляционные каналы между помещениями дым распространился и по остальным 5 капонирам и начал выливаться через ракетную шахту на другие этажи комплекса. В довесок к этому, загорелся и источал восхитительное непередаваемое химическое амбре толстый, черный электрический кабель, бухта которого оказалась ,как ни странно, прямо посредине первого капонира, в прямом доступе открытого огня. Когда мы увлеченно таскали растопку для костра, никто из нас его не заметил в полутьме.


Это был феерический залет. Надо было срочно решать возникшую проблему, а то наше будущее мне лично начало казаться весьма туманным.


С воплями и междометиями, без обсуждения дальнейших действий Мелкий откуда-то вытащил углекислотный огнетушитель, забежал в ангар, расшвырял сапогами костер, затушил кабель, потом схватил большую картонку и начал размахивать ей в воздухе разгоняя дым. Я даже "нах!" не успел сказать, как дым, который аккуратными слоями висел у купола ангара, также аккуратно заполнил все пространство. Дышать в капонире стало совершенно нечем. От дыма слезились глаза и горло раздирал кашель. Крупный схватил Мелкого в охапку, мы свои шмотки,и все на последних глотках воздуха выскочили в коридор. Там пока было не так страшно, дышать можно.


— Так, мужики, — сказал Крупный,

— Нам нужна ваша помощь. В комплексе установлена автономная система вентиляции, но ее еще не тестили, и как ее запускать мы представляем очень слабо. Но если мы её не запустим, то нас закопают прямо тут. И вас кстати тоже.


— Ну, это то как раз не страшно, — сказал Максим.

— Я специалист по автономным системам вентиляции. Это моя работа. Так что помогать будете вы мне. Насколько я понял, здесь стоит система ХХХ? Челюсти, пожалуйста, подняли и поставили на место. И да, вам всем очень подфартило, счастливчики.


Дальше Макс, получив от солдат схему вентиляции и электроснабжения комплекса, отправил нашу команду вдоль вентиляционных труб искать задвижки определенного цвета, управляющих переборками. Надо было что-то открыть, что-то закрыть, с целью собрать действующие каналы для проветривания загазованных помещений. А сам Максим с вояками нырнул по встроенной в стену лестнице в шахту грузового лифта на этаж к генераторам и вентиляторной установке базы.


Я не буду углубляться в детали как там дальше мы прыгали обезьянами по вентиляционным каналам всего комплекса, но ровно в 3-30 Макс запустил двигатели вентиляции и примерно за 30 мин воздух полностью очистился во всех помещениях. Сразу после того как мы привели все задвижки в исходное состояние, в 5 утра как и планировалось, мы рысью покинули базу, молча отъехали на великах примерно 10 км и встали на дневку. Надо было отдохнуть и обсудить все происшедшее с нами в эту ночь.


По итогам этого приключения решили так. Первое: нам фантастически повезло с тем, что в нашей группе был Макс. Второе. Мы контактировали всего 10 часов и всего только с двумя феерическими долбоебами из того стройбата. За это время они умудрились привести на сверхсекретный объект ПВО страны толпу гражданских, устроить пожар в замкнутом герметичном помещении, предоставить этим гражданским полный план коммуникаций того объекта,совершить даже не пробный, а самый настоящий рабочий боевой запуск новой вентиляционной установки комплекса. И все случилось всего через год после аварии на ЧАЭС, в год, когда вся страна готовится отмечать 70 летний юбилей Великой Октябрьской Социалистической революции! В это время органы КГБ и так на ушах стоят, нам с этими долбодятлами также очень повезло, что с такой новостью мы не попали в сводки происшествий. А этих стройбатовских дятлов там около 250 человек вместе с младшими офицерами и прапорами. Как-то нам не верилось, что база, созданная и поддерживаемая усилиями этих ударников коммунистического труда, просуществует достаточно долго. Но мы приложим все усилия, чтоб их проблемы никогда больше не стали нашими, поэтому мы поклялись друг другу никому дома не рассказывать про это наше приключение, как минимум до 100 летия Октябрьской Революции.

Просмотров: 0